Серии для подростков

«Азбука понимания» это серия, посвященная профессии «Учитель», где и авторами зачастую выступают тоже учителя. Это фактически дневниковые записи о жизненных трудностях и не только учителей и их подопечных.

Аромштам М. С. Как дневник : рассказы учительницы / М. Аромштам. - М. : КомпасГид, 2014. - 128 с. - (Азбука понимания).

Имя Марины Аромштам на обложке — залог правильного воспитания взрослых. Каждая ее книга — это ниточка, соединяющая мир ребенка и мир взрослого. Как говорить, как учить, как объяснить, как исправить и еще целый миллион «как»...

Здесь нет готовых рецептов, здесь есть просто жизнь одного человека, для которого педагогика — это не пустой звук и не сухие учебники. Ее дети — самые обычные, они живут в соседних квартирах, соседних домах. Кто-то из неполной семьи, у кого-то, наоборот, все хорошо (но даже за это бывает стыдно), кто-то хвастается без меры, кто-то перебивает и лезет вперед, кто-то ворует кошелек у учителя и божится, что этого не делал, а кто-то пытается его уличить. В общем, самые обычные дети, которые вытащили счастливый билет, и им достался чуткий и понимающий наставник.

Им довелось встретиться в детском саду, пережить все детские передряги вместе, они, конечно же, не смогли расстаться и в первый класс проследовали, дружно взявшись за руки. Они нашли клад с ключами от школы, открыли невидимые двери на пути первоклассников. Начальные классы пролетели как один миг, яркий отблеск которого навсегда сохранится в сердце. За плечами осталось многое: и невероятные приключения в Танаисе, и самые важные разговоры в кругу на ковре, и чьи-то поражения, по-братски разделенные на всех. А что впереди? Средние и старшие классы: натягиваем веревочку и выпрыгиваем в жизнь!

В 90-е учителям в регионах то и дело задерживали зарплату, и они бастовали. А когда зарплата все-таки попадала им в руки, над нею хотелось плакать. Иногда в учительской после уроков продавали «ножки Буша». Огромные, смерзшиеся. Их чуть ли не ломом откалывали друг от друга. «Ножки Буша» входили в преимущества работы в школе. Сколько ножек дотащишь до дома вместе с тетрадями, столько и составит недельный паек семьи. Однако — странное дело: в то время в школе был воздух. Была возможность дышать. Те, кто хотел и мог, стали вдруг очень смелыми — в своих придумках, решениях, в мере ответственности, которую на себя брали. Психологи и педагоги — гиганты 20-х годов — частью потом погибшие и запрещенные, и практически все обруганные — тогда оказались нам очень близки. Российская школа, сумевшая стать инновационной, пережила ренессанс. Эти рассказы — дань благодарности тому непростому времени.

Книги Марины Аромштам были удостоены многих премий, а детская читательская элита Ленинградской области провозгласила автора Покровителем детского чтения в 2011 году.

Среди наград Марины Аромштам:

- Лонг-лист премии «Книгуру», 2014

- Шорт-лист премии им. Л. Толстого «Ясная Поляна», 2012

- Диплом Четвертого международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А. Толстого, 2012

- Список выдающихся детских книг мира «Белые вороны», составляемый Мюнхенской международной детской библиотекой, 2011

- Приз детской признательности за открытие и приобщение к миру чтения «Размышление о Маленьком Принце», 2011

- Лонг-лист премии «Чеховский дар», 2011

- Список «7 детских книг, которые нравятся взрослым» журнала «Сноб», 2011

- Каталог «100 новых книг для детей и юношества, которые должны быть в каждой библиотеке», 2011

- Список «Нравится детям Ленинградской области — Лучшие детские книги года», 2010,2011

- Российская детская национальная премия «Заветная мечта», 2008,2009

Читайте также: «Когда отдыхают ангелы», «Однажды в Новом Мире», «Желудёнок», «Жил-был Шорох», «Жена декабриста», «Кот Ланселот и золотой город», «Сказка о маленькой ёлочке», «Легенда об Ураульфе, или Три части Белого», «Мохнатый ребенок. Истории о людях и животных»

 

 

Моска Д.

Воспоминания о школе / Д. Моска ; пер. с ит. А. Еремеевой. - М. : КомпасГид, 2012. - 176 с. - (Азбука понимания).

В 1983 году весь Советский Союз смеялся над молодым итальянским учителем, которому достался класс настоящих дьяволят — в великолепном «Крокодиле» был напечатан рассказ Джованни Моска под названием «Сорок чертей и одна зеленая муха». В 1984 г. в «Ералаше» в эту самую муху стрелял молодой Геннадий Хазанов, а Евгений Моргунов, директор, распихивая по карманам револьверы, напутствовал молодого преподавателя словами: «В конце концов, все мы смертны».

И вот почти через 20 лет в России, наконец, выходит книга, из которой эта история выдернута. Книга-воспоминание, книга-исповедь. Учитель — это не просто слово, не просто профессия, это та часть жизни, которую невозможно забыть, та ее часть, которой навсегда принадлежит твое сердце. Он — молодой педагог, пришедший на растерзание в школу Данте Алигьери, посреди учебного года, и то лишь потому, что предыдущий наставник в слезах сбежал от маленьких мучителей. Он помнит все: покорение неуправляемого пятого «В», детские обиды и радости, нелепые экзамены, чьи-то дрожащие руки... Он помнит даже детскую смерть: маленький хрупкий Ронкони, перед тем как уйти, все же успел спасти ему репутацию. Он давно ушел из школы — престижный журнал, хорошая зарплата — но учителем быть не перестал. Ведь тень тех, кто учил нас, ложится на всю нашу жизнь, порой показывая верное направление пути.

Джованни Моска (1908-1983) — замечательный итальян­ский писатель, журналист, переводчик и карикатурист. Его произведения всегда были полны юмора — иногда сюрреали­стического, иногда сентиментального. Именно таким — но­стальгическим — смехом наполнены «Воспоминания о школе», основанные на собственном педагогическом опыте писателя. Этот смех оказался настолько родным и понятным, а произ­ведение — настолько удачно и хорошо написанным, что «Вос­поминания о школе» стали классикой, вышли за пределы лите­ратуры профессиональной и стали причисляться к литературе художественной.

В 1983 году весь Советский Союз смеялся над молодым ита­льянским учителем: в великолепном «Крокодиле» был напе­чатан рассказ Джованни Моска под названием «Сорок чертей и одна зеленая муха». В 1984 г. в «Ералаше» в эту самую муху стрелял из рогатки молодой Геннадий Хазанов.

— Вам сюда, — сказал директор, остановившись перед две­рью пятого «В».

Сказать, что из-за этой двери раздавался шум, — не сказать ничего: оттуда доносились вопли, стук железных шариков по доске, кто-то стрелял, кто-то пел, кто-то явно двигал и переставлял парты...

—Думаю, они строят баррикады, — прошептал директор. Тут он горячо пожал мне руку и удалился, оставив меня од­ного перед дверью пятого «В».

Если бы я не ждал его целый год, этого назначения, если бы я и моя семья не нуждались так остро в учительской зарпла­те, может быть, я бы и ушел потихоньку и, возможно, по сей день пятый «В» школы Данте Алигьери ждал бы своего укротителя. Но мой отец, моя мать, мои братья и сестры ждали с нетерпением и с ножом и вилкой в руках, чтобы я наполнил их пустые тарелки. Так что я открыл-таки эту дверь и вошел.

 

«Гражданин мира» — это серия книг для тех, кто хочет преодолеть стены национального и культурного непонимания. Это книги о жизни молодежи в разных странах мира, в которых все может быть по-другому: традиции, отношения, история, взгляды. Каждая книга этой серии подобна уникальному кусочку паззла, который вместе с остальными создает единое мультикультурное пространство нашей планеты, где интерес, уважение и готовность к диалогу — основа добрососедских отношений.

 

 

 

Д'Адамо Ф.

История Икбала / Ф. Д'Адамо ; пер. с ит. А. Еремеевой. - М. : КомпасГид, 2015. - 128 с. - (Гражданин мира).

«История Икбала» — роман о жизни Икбала Масиха, пакистанского мальчика, отданного в рабство и ставшего активистом и правозащитником. Икбал — две­надцатилетний подросток, который знал, что его жизнь стоит больше, чем са­мый красивый ковер, что бесконечные цепочки детей, трудящихся без отдыха у станков, — это неправильно и что есть способ остановить насилие. Он был убит в 1995 году в возрасте двенадцати лет.

История Икбала Масиха рассказана от лица Фатимы, пакистанской девушки, чья жизнь изменилась благодаря мужеству Икбала. Для Фатимы и других де­тей с ковровой фабрики Хуссейн-хана появление несгибаемого подростка ста­ло началом чего-то нового. Именно Икбал дал им понять, что долг их семьи ни­когда не будет выплачен, независимо от того, сколько дюймов ковра они соткут за день, как аккуратна будет их работа или как совершенен рисунок. И именно Икбал помог им увидеть будущее. «Фатима, когда я вернусь, — сказал он тог­да, — мы будем каждый день запускать воздушного змея!»

«История Икбала» была переведена на многие языки и стала бестселлером в раз­ных странах от США до Японии, от Франции до Кореи. Она была отмечена мно­гочисленными премиями: Cassa di Risparmio di Centro(2002), La ciligia d’oro – Terre del Magnifico (2002), Piccoli lettori crescono, Piero Manni (2002), Un libro per la testa (2003), Christopher Awards (2004) и вошла в список «Выбор Американской ассоциации библиотек» (2004).

Франческо Д’Адамо хорошо известен своими книгами для взрослых в жанре фан­тастики, написанными в традиции итальянского нуара. «История Икбала» — его третий роман для юношества,

Они могли не следить за нами и по нескольку часов — ни у кого все равно не хватило бы смелости убежать, да и не работать было нельзя: вечером портновский метр хозяина вымерял до последнего сантиметра, сколько было соткано за день. Плохая работа — никакой тебе рупии, это нам было хорошо известно. Такой была моя жизнь в течение этих трех лет. Ни на что другое я не надеялась. И остальные, думаю, тоже ни на что не надеялись. В первые месяцы я часто ду­мала о моей семье: о маме о братьях и сестрах, о моем доме, о нашей деревне, о буйволе, тянущем плуг, о сладких шариках ладду из гороховой муки, сахара и миндаля —мы ели их по праздникам. Но со време­нем и эти воспоминания поблекли, как блекнет узор на коврах, по которым очень долго ходят. Так было до того дня, когда появился Икбал.

Статья 32

1. Государства-участники признают право ребенка на защиту от экономической эксплуатации и от выполне­ния любой работы, которая может представлять опас­ность для его здоровья или служить препятствием в получении им образования, либо наносить ущерб его здоровью и физическому, умственному, духовному, моральному и социальному развитию.

«Конвенция о правах ребенка», принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1989 года.

 

 

Мартиросова М

Фотографии на память / М. Мартиросова. - М. : КомпасГид, 2012. - 80 с. - (Гражданин мира).

Наша жизнь — это альбом с фотографиями, в котором, как правило, остаются лишь самые главные воспоминания. У каждого они свои. И эта книга — альбом Маргарет Манукян. Некоторые ее фотографии подчас размыты и нечетки — это воспоминания детства; какие-то слишком стремительны — это моменты, которые в одночасье изменили ее жизнь; какие-то болезненно статичны, ведь боль всегда въедается надолго.

«Фотографии на память» Марии Мартиросовой — это не просто история жизни, которую довелось прожить одной маленькой ар­мянской девочке в Баку, это история одной души, переполняемой как радостью, так и болью. Это уже рассказ не о конкретном человеке, а о нас всех. Мы уже не просто читатели — мы участники. И мы ясно видим, как внезапно вспыхивает национальная вражда, как хрупко бывает благополучие и как заразна ненависть. И как сопротивляются этому мудрость, любовь и надежда. Повесть «Фотографии на память» получила премию им. А. Гайдара от журнала «Пионер» и вошла в шорт-лист Национальной детской литературной премии «Заветная мечта».

По словам Марии Мартиросовой, «Фотографии на память» были написаны для очень узкого круга читателей — в дальнейшем вовлеченных в действие повести и, конечно, не хуже ее знавших, что на самом деле происходило в Баку в 1947-1989 гг. Поэтому возможность крупномасштабного художественного вымысла была исключена с самого начала. «Прощались» лишь небольшие вольности вроде смены имён героев, профессий и т.д. Хотя одно имя так и не было изменено — дяди Вовино. Он до сих пор живет в США, любит и переживает за свою приёмную дочь Татьяну, периодически перечитывает журнальный вариант повести и просит Марию написать ещё что-нибудь о Баку.

«Я верю, что фотографии и вправду запечатлевают что-то навсегда. И хорошее, и плохое. Запечатлевают и не дают забыть. Если человек помнит о чём-то хорошем, ему обязательно захочется это хорошее сделать снова. А если плохое не забыл, то, значит, никогда больше его не повторит».

Мохаммади Д.

Маленькая торговка спичками из Кабула / Д. Мохаммади, М. Бурро ; пер. с фр. М. Павловской. - М. : КомпасГид, 2011. - 169, [7] с. - (Гражданин мира).

Диане нет еще и четырнадцати, но она должна рассчитывать толь­ко на себя и проживать десять дней за один. Просыпаясь на заре, девочка делает уроки, затем помогает матери по хозяйству, а по­сле школы отправляется на Чикен-стрит, в центр Кабула — сто­лицу Афганистана, где она продаёт спички, жвачки и шелковые платки. Это позволяет её семье, где четырнадцать братьев и сестёр, не остаться без ужина...

Девочка с именем британской принцессы много мечтает: возмож­но, однажды Диана из Кабула станет врачом или учительницей... Ну а пока с помощью французской журналистки Мари Бурро она просто рассказывает о своей жизни: буднях, рутине, радостях, огор­чениях, надеждах на другое будущее и отчаянии, — которые позво­ляют нам увидеть другой мир.

У меня выходит около 2 долларов в день. Это такая же работа, как в какой-нибудь конторе. Только я целый день на ногах — в дождь, в снег, когда палит солнце. У меня свое маленькое предприятие, у меня есть сотрудники (мои же сестры!), прибыльный рынок (иностранцы курят много, поэтому им постоянно нужны спички, а еще они все время жуют жвачки) и распорядок дня, при котором у меня ни минутки нет свободной. Мне тринадцать лет, а на мне висит столько ответственности

 

Уаттара В.

Жизнь в красном / В. Уаттара ; пер. с фр. М. Павловской. - М. : КомпасГид, 2012. - 128 с. - (Гражданин мира).

Йели 55 лет, и в стране Буркина-Фасо, где она живет, ее считают древней старухой. Она родилась в Лото, маленькой африканской деревушке, где ее роль и женские обязанности заранее были предо­пределены: всю жизнь она должна молчать, контролировать свои мечты, чувства и желания... Йели многое пережила: женское обрезание в девять лет, запрет задавать много вопросов, брак по принуждению, многоженство, сексуальное насилие мужа.

Ложь, которая прячется под видом религиозных обрядов и древ­них традиций, не подлежащих обсуждению, подминает ее волю и переворачивает всю жизнь, когда она пытается изменить судь­бу и действовать по велению сердца и вопреки нормам. Подоб­ным образом живут сейчас миллионы женщин в мире. Но Йели смогла дать надежду на то, что все может измениться.

Венсан Уаттара родился в Буркина-Фасо, учился в Санкт-Петербурге, а теперь преподает в Открытом университете в Буркина. Его первый роман — «Рассвет обвиняемых и обвинителей» — вышел в 1994 г., затем были опубликованы три эссе о политике, идеологии и традициях его страны. «Жизнь в красном» — его первый роман для юношества.

Меня зовут Йели. В нашей деревне этим именем всегда называют первых девочек в семье. Здесь вы найдете столько Йели, сколько захотите. Но имейте в виду, что это всего лишь традиция.

Я родилась в Лото, деревне, в которой около тысячи жителей; ее окру­жают горы и холмы. В этой деревне перед каждым домом стоит гли­няный или деревянный бог, окропленный кровью. Эти боги стоят здесь с давних времен, они охраняют душевный покой добрых людей от злых духов и хранят традиции, которые наши предки создавали в течение многих веков. «Жизнь безмятежна», — говорило мне цар­ство моего невинного, беззаботного детства.


Послание 2022

Борьба с коррупцией

Одна страна – одна книга

Вход в систему

Наши читатели

Внимание конкурс!

Литературная карта

Библиотека без границ