> Ёжики > Ёжик №4-2005 • Рубрика без названия

На сон грядущий

Синюхин засыпал. Его сизый отмороженный нос медленно, но неуклонно приближался к парте, а истеричный голос Музы Феоктистовны бледнел и таял для него с каждой секундой.

«… Ну, так вот… не вертись, я кому сказала!.. слово «бицепс» в переводе с латинского… выйди немедленно!.. означает «двуглавый». А «трицепс» — находится вот здесь — … Я кому сказала, вон из аудитории!.. как вы уже догадались («Как же, догадались мы» — хмыкнул Синюхин сквозь сон.) означает «трёхглавый"…»

На этом слове Синюхину почудилась какая-то карусельная круговерть перед глазами. Приглядевшись, он различил два слова — «бицепс» и «трицепс», которые самым бессовестным образом играли в чехарду. Вдруг откуда-то налетел, хлопая крыльями, нахальный орёл, задел синюхинскую физиономию крылом и, как бабочка, запорхал над головой. Синюхин схватил его за мозолистую лапу и вдруг похолодел: у птички было две головы.

— Ты откуда? — возопил Синюхин, — из Чернобыльской области?

— Зачем? — обиделась птичка, — Я — герб России. Бицепс я. Понял? Меня мама с папой так назвали. Увидели, что я двуглавый, взяли и назвали.

У Синюхина всё поплыло перед глазами. Ему вдруг почудилось, что у птички выросла ещё одна голова. Он всё ещё держал в руке её мозолистую… руку? Ногу? В общем, лапу (хорошо, что не копыто!). В глазах стало темно. Птичка менялась так быстро, что Синюхин не сразу сообразил, в чём дело. Она моментально покрылась чешуёй и стала похожа на рептилию. Синюхин свободной рукой сотворил крестное знамение и робко, осторожно спросил: «А теперь?». Птичка встрепенулась и открыла рот для ответа. Синюхин невольно отшатнулся: оттуда вырывались языки пламени и едкий дым.

«Ты что, придурок? Ты латинский хоть раз в жизни открывал? Или считать не умеешь?» — возмущалась птичка.

Синюхин устыдился. Латинский он действительно ни разу не открывал.

«Что, не видишь? Трицепс я. Горыныч. А фамилия моя… Да на кой чёрт тебе моя фамилия? Ты ведь не следователь», — птичка пожала на прощанье руку Синюхина и, хрюкнув, растворилась в воздухе.

— А-а-а! — завопил в ужасе Синюхин, открывая глаза.

— Ты что, Васенька? — Муза Феоктистовна стояла рядом, заботливо держа его за руку.

Синюхин рванулся к выходу и полетел по лестнице — на улицу, туда, где солнышко, свежий воздух и нет места галлюцинациям.

А по небу плыли двуглавые и трёхглавые облака…

Елена Ромашкина


Рисунок Cruelo Cabral


* * *
Открой глаза.
За летящим парусом
Будет ночь.
Кто-то станет
Говорить о звёздах.
Всё это
Мы уже слышали.
Поднимайся и пойдём.
Нам здесь
Больше нечего делать.
Ставь паруса,
Я знаю, мачта выдержит ветер.
Забудь все прошлые чувства, мысли и желания.
Научись отпускать.
Ну всё, тебя больше ничто не держит.
Какой ты?
Можешь ответить?
Нет?
То-то же.
Кто ты?
Ну вот,
Это ты знаешь точно.
Ты всегда это знал.
Твоя лодка готова лететь
И ждёт у причала.
Да, так и есть —
Дорога начинается здесь.
Счастливо.
Снись иногда.
Мне тоже пора.

Снусмумрик


Графика Елены Суховерховой


© 2k-2k5 Костанайская областная библиотека для детей и юношества имени Ибрая Алтынсарина
www.allib.org   емеля: albiblio[аt]yandex.ru